Соционическая газета: № 08 (11), 16.04.2003
Cовместный проект сайтов
"Соционические знакомства" и "Соционика на языках мира"

Экспериментальное исследование
признаков Рейнина
(по материалам тестов ЛОТ и Холланда)

Виктор Талановanketalot@front.ru

Окончание статьи. Начало в № 7 (10), 2003.

В подготовке статьи также участвовал Дмитрий Лытов.

Эксперимент 2.

В этом эксперименте типирование 1446 испытуемых (школьники 10-11 классов) проводилось с помощью опросника ЛОТ (340 вопросов). Как и в предыдущем эксперименте, исследовалась связь дихотомической принадлежности к полюсам признаков с выбором профессий. Однако в данном эксперименте вместо оценивания закрытого списка 216 профессий испытуемым предлагалось самостоятельно, без всяких ограничений, указать три наиболее желательных и подходящих профессии. Из числа всех профессиональных выборов были оставлены только достаточно популярные (на которые приходилось в сумме не менее 15 выборов). Соответствующий список составил 112 профессий, между которыми распределились 3788 профессиональных выборов испытуемых. Статистическая связь профессионального выбора с полюсами психологических признаков оценивалась по критерию Хи-квадрат. Вероятность нулевой гипотезы (отсутствия статистической взаимосвязи) выражалась показателем «Р». Результаты отражены в табл.2. Для дихотомий экстраверсии, рациональности, логики, интуиции наблюдается абсолютно достоверная статистическая взаимосвязь с выбором профессии. Для признаков Рейнина подтверждается нулевая гипотеза – отсутствие взаимосвязи. Некоторая тенденция к наличию взаимосвязи, обнаруженная для признаков «конструктивизм», «беспечность» и «правые», при более тщательном анализе оказалась артефактом – следствием неравного количества профессиональных выборов в секторах этих признаков (так, среди «беспечных» было существенно больше интуитивных экстравертов, чем сенсорных интровертов). После устранения подобных «перекосов» нулевая гипотеза подтвердилась для всех признаков Рейнина. Таким образом, и в этом эксперименте психологическое наполнение признаков Рейнина (если оно вообще существует) не оказывает никакого влияния на выбор профессии – в отличие от четырёх базовых юнговских дихотомий, где это влияние очень значительно.

Таблица 2.

Рассчитанный по социотипу полюс признака Хи-квадрат Р (вероятность нулевой гипотезы)
экстраверты 213 0,0000002 (=2* Е-08)
рационалы 359 6* E-28
логики 427 1* E-38
интуиты 163 0,0009 (=9* E-04)
«демократы» 102 0,70
«рассудительные» 128 0,12
«веселые» 80 0,99
«правые» 136 0,05
«беспечные» 138 0,04
«уступчивые» 11 0,46
«позитивисты» 123 0,19
«тактики» 131 0,09
«конструктивисты» 150 0,01
«квестимы» 130 0,10
«статики» 116 0,35

Эксперименты 3 и 4.

На тех же выборках, что и в экспериментах №1 и №2, проводился поиск гипотетических психологических коррелятов признаков Рейнина – но уже в их проекциях не на профессии, а на вопросы базовых анкет, использовавшихся для типирования (анкета мини-ЛОТ на 240 вопросов в 1-м эксперименте и анкета ЛОТ на 340 вопросов во 2-м эксперименте). Как уже указывалось, более 70% дисперсии вопросов каждой из этих анкет остается свободным для корреляции с неизвестными факторами. Однако ни на первой выборке (447 человек), ни на второй выборке (1446 человек) не удалось обнаружить таких вопросов анкет, которые бы достоверно или тем более с понятным смыслом коррелировали с признаками Рейнина. Далее для дополнительной проверки мы игнорировали и смысловое содержание, и коэффициенты корреляции отдельных вопросов, и воспользовались тем же обобщенным статистическим критерием, что и в первом эксперименте, а именно: суммой квадратов коэффициентов корреляции полюса признака со всеми вопросами анкеты. Причем для анкеты Мини-ЛОТ признаки для корреляции рассчитывались дихотомически (+1 или –1, по принадлежности психотипов к полюсам признаков), а для анкеты ЛОТ величина всех признаков, в том числе и первичных признаков Рейнина, дополнительно рассчитывалась как непрерывная функция, что позволило увеличить мощность статистического критерия. Результаты отражены в таблицах 3 (анкета Мини-ЛОТ) и 4 (анкета ЛОТ). Окончательный результат – тот же, что и в предыдущих двух экспериментах: признаки Рейнина не обнаруживают статистически достоверных корреляций с вопросами анкет ЛОТ и Мини-ЛОТ. Иными словами, психологическое содержание признаков Рейнина опять-таки не выявляется и не подтверждается – на этот раз их гипотетическое психологическое содержание обнаруживает нулевую проекцию на весьма разнообразные вопросы двух психологических анкет.

Таблица 3.

Рассчитанный по социотипу полюс признака Сумма квадратов корреляций с 240 вопросами анкеты Мини-ЛОТ (верхняя граница для 1% вероятности нулевой гипотезы=0,91)
экстраверты 8,94
рационалы 7,28
логики 6,61
интуиты 6,43
«демократы» 0,53
«рассудительные» 0,45
«веселые» 0,42
«правые» 0,52
«беспечные» 0,80
«уступчивые» 0,66
«позитивисты» 0,58
«тактики» 0,52
«конструктивисты» 0,52
«квестимы» 0,47
«статики» 0,46

Таблица 4.

Признак Сумма квадратов корреляций признака с 340 вопросами анкеты ЛОТ (1446 испытуемых)
экстраверсия – интроверсия 14,31
интуиция – сенсорика 8,16
логика – этика 13,68
рациональность – иррациональность 8,13
доброжелательность, скромность – агрессия, жадность 7,28
экстрав*интуиц (беспечный-предусмотрительный) 0,24
экстрав*логика (уступчивый-упрямый) 0,26
экстрав*рациональн (динамик-статик) 0,24
интуиция*логика (демократ-аристократ) 0,25
интуиция*рациональн (стратег-тактик) 0,27
логика*рациональн (эмотивист-конструктивист) 0,37

Нетрудно заметить, что признак "доброжелательность – агрессия", вообще не относящийся к признакам Рейнина, коррелировал тем не менее с вопросами на определение юнговских типов куда сильнее, чем признаки Рейнина (в список не включены те, чьи показатели суммы квадратов корреляций оказались вообще смехотворно малыми.

Эксперимент 5

В этом эксперименте нами проверялась гипотетическая взаимосвязь признака Рейнина, получившего название «позитивизм-негативизм», собственно с психологическим свойством чаще отвечать «да» или «нет» на нейтральные вопросы анкеты. Рассматривались два «объективных» показателя позитивизма-негативизма – среднее значение сырого балла ответов на все 340 вопросов анкеты ЛОТ и среднее значение баллов анкеты после всех коррекций, нормировок и вычета из ответов влияния базовых юнговских дихотомий. В обоих случаях коэффициент корреляции с одноименным признаком Рейнина (представленным дихотомически как +1 или –1), равно как и с другими признаками Рейнина, по модулю не превысил 0,05 – данная величина не выходит за рамки статистической погрешности. Но даже если бы она была истинной, то общность дисперсии двух «позитивизмов» – реального и по одноименному признаку Рейнина – составила бы всего лишь 0,25%. Следует отметить, что величина среднего сырого балла (уровень позитивизма, уровень «соглашательства») является устойчивой стилевой особенностью личности, увеличиваясь вместе с этикой, иррациональностью и экстраверсией испытуемого, но в целом за счёт этих факторов объясняясь только на 8% своей дисперсии (92% относятся на долю других неизвестных факторов).

Таким образом, какой-либо корреляции с эмпирически измеренным позитивизмом-негативизмом у одноименного признака Рейнина не обнаружено.

Эксперимент 6

В этом, последнем эксперименте серии проверялась гипотетическая взаимосвязь признака Рейнина, получившего название «беспечность-предусмотрительность», собственно с целевой шкалой свойства «беспечность-предусмотрительность» – благо при факторизации ответов анкеты ЛОТ соответствующее свойство обнаруживается в ряду второстепенных факторов (при этом, что очень важно, оставаясь ортогональным к базовым юнговским дихотомиям экстраверсии, интуиции, логики, рациональности).

Выраженность соответствующего признака Рейнина измерялась количественно, в виде нелинейной непрерывной функции, равной произведению показателей двух базовых дихотомий («беспечность» = экстраверсия х интуиция). Корреляция между «беспечностью» по анкете и «беспечностью», рассчитанной как одноименный признак Рейнина, составила величину = -0,08. Таким образом, коэффициент корреляции получился даже не положительным, а отрицательным (правда, и не достоверным для 1-процентного критерия нулевой гипотезы). Количество респондентов в выборке, на которой измерялась корреляция, составило 1820 человек. Для характеристики анкетного фактора «беспечности», с которым проводилось сравнение, приведем вопросы, вошедшие в этот фактор с наибольшей нагрузкой (табл.5).

Таблица 5.

ВОПРОС ВЕС
(после вычета влияния 4 базисных факторов)
Мой принцип – наслаждения и удовольствия нужны мне сегодня, а не завтра. 0,50
Самое главное для меня – ощущения текущей минуты, чтобы было удобно и приятно здесь и сейчас, а не когда-нибудь. 0,44
Я ориентирован в первую очередь на конкретное наслаждение реальной жизнью – жизнью "на полную катушку". 0,43
Я обычно сосредоточен на радостях текущего момента и в основном не беспокоюсь о том, что будет дальше. 0,37
Я как правило погружен в ощущение настоящего момента, в "здесь" и "теперь", а воображение всего того, что могло бы быть, но чего я не вижу сейчас перед собою, мне дается с трудом. 0,30
Можно сказать, что я постоянно ищу смысл жизни. 0,25
На работе я предпочитаю заниматься своим делом, не беспокоясь, какое значение оно имеет для всего проекта. 0,19
Для меня очень важен комфорт – чтобы хорошо выспаться, чтобы не дуло из окна, чтобы иметь возможность со вкусом и не торопясь поесть. 0,19
Я часто задумывался о смысле жизни или о границах и проблеме непрерывности своего человеческого "я". 0,18
Стержень моей жизни – стремление к комфорту, получению приятных и избеганию неприятных ощущений. 0,18
Моим девизом могло бы быть: "Всё, сейчас и немедленно!" 0,16
Чувство для меня важнее, чем мысль. 0,16
Я заинтересован андеграундным стилем жизни, бросающим вызов обществу, когда можно беспрепятственно ломать устоявшиеся правила. 0,16
Это правда, что я никогда не ощущаю вины за какие-нибудь свои поступки. 0,15
Я часто увлекаюсь рискованными затеями. 0,13
Я боюсь воров и мошенников. -0,13
Я порой сильно переживаю и "комплексую" по поводу того, что думает обо мне общество. -0,17
Я сторонюсь больных и несчастных людей – они как будто подавляют меня своим видом и заражают настроение своей дурной аурой. -0,17
Я не очень-то доверяю людям, хоть мне этого и хочется – часто волнуюсь, что люди будут использовать меня, если не буду проявлять осторожность. -0,18
Я всегда обращаю внимание на выгоду, просчитанность и целесообразность поступков. -0,18
Вопросы философии бытия, границ человеческого "я" и тому подобное меня никогда всерьёз не занимали. -0,19
Мне нравится оказывать людям мелкие услуги и делать им приятное. -0,19
Прежде чем принять решение, я подолгу пробую и выбираю, как бы "пробуя на вкус" все варианты. -0,23
Я скорее принадлежу к половине людей более осторожных, тщательно обдумывающих возможные последствия и склонных "подстилать соломку". -0,24
Я очень сильно переживаю, когда не смог всё предусмотреть и в результате подвёл окружающих. -0,25

К вопросу о содержании признаков Рейнина.

В связи с полученными результатами, негативными для гипотезы о признаках Рейнина, целесообразно обсудить недавно опубликованную экспериментальную работу, в которой авторы приходят к более оптимистическим выводам (Рабочая группа по соционике, 2003). Авторы не занимались статистической проверкой гипотез, скорее их работа посвящена иному – уточнению содержательного наполнения признаков Рейнина на уровне статистически недостоверных тенденций и на примере очень малого количества испытуемых. Всего было около 100 испытуемых, в анализе конкретных признаков Рейнина использовалось от 20 до 40 испытуемых (от 10 до 20 на полюс признака).

Возьмём среднюю цифру испытуемых в 13 на полюс признака. В этом случае относительно достоверными по своей характеристичности для полюсов признака на 3% уровне могут считаться те психологические свойства, которые на одном полюсе встречаются у 2 испытуемых, а на другом – у 12-ти (разность – десять испытуемых).

Прежде всего, авторы не приводят сведений о том, наблюдался ли ими такой уровень различий. На самом деле разница для права на серьёзные выводы должна быть ещё больше. Дело в том, что авторы не проверяли конкретные, заранее определённые свойства, а эвристически искали подходящие среди множества проверяемых. Предположим, было выделено одно подходящее свойство из пяти отбракованных. В этом случае вероятность отвержения нулевой гипотезы должна возводиться в пятую степень. Если для одного конкретного проверяемого признака она была бы 97% (при 3% вероятности нулевой гипотезы), то для пяти проверенных признаков мы получим уже не 97%, а 85%. Соответственно вероятность нулевой гипотезы (то есть случайного совпадения) возрастает с3% уже до 15%. Такой уровень нельзя считать условно достоверным даже для пилотажного эксперимента. Во-вторых, при 13-16 испытуемых на полюсе авторы при всем желании не могли выдержать требование о пропорциональном, несмещенном представительстве социотипов на каждом полюсе признака. В этом случае даже формально-статистически достоверные выводы могут быть отнесены не к свойствам признаков Рейнина, а к свойствам конкретных социотипов. Вызывает опасения и методология эксперимента, в котором, судя по описанию, не были приняты убедительные меры против «вольного» толкования получаемых результатов.

Главная же проблема состоит в том, что признаки Рейнина, будучи с точки зрения наполнения психологическим содержанием заведомо гораздо менее мощными, чем базисные признаки, нуждаются для своей проверки в строго формализованном эксперименте с использованием строго формализованных методов на очень большом количестве испытуемых (контент-анализ письменной речи независимыми экспертами, и.т.д., и т.п, где результаты можно отразить в чёткой математической форме). Это в принципе возможно только с использованием опросников и сходных формализованных методов, допускающих массовое тестирование. Эксперименты же, подобные проведенному и описанному авторами, могут лишь уточнить формулировку гипотезы, нуждающейся в проверке, но даже теоретически не допускают серьёзных выводов о её достоверности. Следует сделать вывод, что авторы из Рабочей группы проделали серьёзную и нужную работу по уточнению гипотезы, приписывающей признакам Рейнина определённое содержательное наполнение, но в то же время – ещё даже не приступили к её проверке.

Выводы.

1. Ни в одном из 6-ти экспериментов нашей серии у признаков Рейнина не выявлено психологического содержания. Во всех экспериментах в отношении вероятности психологического содержательного наполнения признаков Рейнина подтвердилась нулевая гипотеза.

2. В экспериментах не выявлено психологических признаков, которые бы успешно моделировались нелинейными комбинациями факторов многомерного психологического пространства. Все выявленные признаки описываются лучше всего именно линейными композициями факторов. Тем самым не выявлено и фактов, которые бы противоречили гипотезе об инвариантности психологического пространства в отношении произвольного вращения факторных осей, задающих в нем систему координат. Какие бы то ни было аргументы в пользу «избранности» и жесткого закрепления направлений психологических координатных осей можно, видимо, искать лишь во внепсихологических явлениях – например, в генетике человека, нейропсихологии и физиологии головного мозга.

3. Вероятно, требуются дополнительные исследования силами независимых исследователей, также удовлетворяющие всем требованиям надёжности и статистической достоверности, чтобы окончательно опровергнуть гипотезу о смысловом наполнении признаков Рейнина либо подтвердить её в прямых экспериментах. По нашему мнению, первоочередное внимание в этих дополнительных исследованиях должно быть обращено на признаки Рейнина «динамика-статика» и «правый-левый», пользующиеся у части практических психологов заметной популярностью.

Литература.

1. Аугустинавичюте А. Теория признаков Рейнина. Очерк по соционике. //«Соционика, ментология и психология личности». — 1998. — №№ 1–6.
2. Воробьев А.Н., Сенин И.Г., Чирков В.И. Опросник профессиональных предпочтений (адаптация теста Дж.Холланда «самонаправленный поиск»). Руководство. – Ярославль, НПЦ «Психодиагностика», 1994. – 52 с.
3. Карпенко О.Б. Признаки Рейнина: происхождение, существование, применение. //«Соционика, ментология и психология личности». — 2002. – №6. – с. 70-73.
4. Карпенко О. Б., Букалов А. В., Чикирисова Г. В. Признаки Рейнина: гендерные различия и социальные ожидания. // «Соционика, ментология и психология личности». — 2000. — № 5. – с. 5-13.
5. Мегедь В.В., Овчаров А.А. Характеры и отношения. – М.: «Армада-пресс». – 2002. – 704 с.
6. Рабочая группа при ИБИПЧ СПб. Наполнение признаков Рейнина: результаты практических исследований. // «Соционика, ментология и психология личности». – 2003. – № 1. – с. 8-28.
7. Рейнин Г. Р. Группа биполярных признаков в типологии Юнга. //«Соционика, ментология и психология личности». — 1996, № 6. – с. 44-48.
8. Стовпюк М.Ф., Лытов Д.А. О смысловом содержании «признаков Рейнина» // «Соционика, ментология и психология личности». – 2002. – № 6. – с. 41-58.
9. Таланов В.Л. Использование координатного разбиения психологического пространства по базису К.Юнга в задачах профориентации и подбора персонала // «Сибирский психологический журнал», готовится к публикации.
10. Таланов В.Л., Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. – СПб.: Сова, М.: ЭКСМО. – 2002. – 928 с. (с.111-185)
11. Таланов В.Л. Новые представления о физиологическом механизме и локализации базисных юнговских функций. // «Соционика, ментология и психология личности». – 2002, № 4. – с. 54-60.
12. Таланов В.Л. Опросник «ЛОТ» – методика измерения юнговских функций с новыми возможностями. // «Соционика, ментология и психология личности». – 2002, № 5. – с. 9-27.
13. Филатова Е. С. Личность в зеркале соционики. – СПб.: Б&К. – 2001. – 286 с.
14. Шмелёв А.Г. Психодиагностика личностных черт. – СПб.: Речь. – 2002. – 480 с.